Фото сломанного уха

Фото сломанного уха

Виктор Кузнецов: "Если борец не умеет соревноваться, нет смысла с ним возиться"

Его тренерский багаж – восемнадцать золотых наград чемпионатов мира и пять – олимпийских. Были еще две серебряные медали и бронза, но их Виктор Кузнецов не считает: негоже борцу, по его понятиям, гордиться проигранной в финале схваткой. В точности как сказал когда-то совсем маленький сын главного его подопечного Александра Карелина, встречая отца после Олимпийских игр в Сиднее: "Медаль белая? Белые нам не нужны…"
Показать полностью…

Во Владимир на чемпионат России по греко-римской борьбе 75-летний тренер приехал с Романом Власовым: после Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро двукратный олимпийский чемпион перешел в новую для себя весовую категорию – 80 кг и собирался в ней дебютировать. На вопрос, чего следует ждать от знаменитого ученика, Кузнецов с чисто мальчишеским прищуром ответил: "Самому интересно. Первый раз ведь в этой категории боремся…"

– Принято считать, что борцы переходят в более тяжелые категории, когда слишком устают от необходимости постоянно гонять вес накануне выступлений. Однако ваши спортсмены, насколько мне известно, вес не гоняют.

– Это правда. Я всегда был противником этого. Даже когда боролся сам.

– Потому что сгонка веса всегда в какой-то степени нарушает мышечные чувства. У спортсмена теряется техника, выносливость, да и нервная система быстрее изнашивается. Это же каждый раз еще и стресс чудовищный: сгоню? Не сгоню? Когда Власов был помоложе, он гонял по два-три килограмма. Сейчас его обычный вес чуть вырос и держится в пределах 81-82 килограммов. Ну и зачем гонять по пять-шесть? Тем более что все идет к тому, что именно 80 кг станет олимпийской категорией на Играх в Токио.

– В этом переходе вы видите исключительно плюсы или имеются и минусы тоже?

– Плюсов больше. А минусы есть разве что в техническом плане. И связаны они не столько с конкретной категорией, сколько с изменившимися после Олимпиады правилами. Пока был "партер", Рома всегда чувствовал себя в нем хозяином положения. Но "партер" убрали, приходится больше бороться в стойке, это сложнее. Нужно иметь побольше приемов, да и соперники уже другие: и потяжелее, и физически посильнее.

– Насколько это критично?

– В принципе, я не вижу с этим больших проблем, но в техническом плане нам, безусловно, придется работать много. Прежде всего для того, чтобы, как я уже сказал, компенсировать отсутствие "партера". Вдаваться в подробности не буду: технические вопросы – это сугубо внутреннее дело спортсмена и тренера.

– Новых соперников Власова вы уже успели изучить?

– Даже не думал об этом. Дойдет дело до серьезной борьбы, там и будем смотреть по сторонам.

С КАРЕЛИНЫМ ПОНИМАЛИ ДРУГ ДРУГА С ПОЛУСЛОВА

– Что проще: работать с супертяжем, каким был Карелин, или же с таким борцом, как Власов?

– У меня ведь до Карелина боролся еще Владимир Зубков, который становился четырехкратным чемпионом мира в категории 48 кг.

– И с кем приходилось тяжелее?

– Не могу сказать, что была большая разница. Со спортсменом либо интересно работать, либо нет. Важно, чтобы он хотел тренироваться, был способен к этой работе и умел соревноваться. А школа есть школа. Понятно, что технически с каждым работаешь так, как того требуют обстоятельства и индивидуальные данные человека. Маленьким проще бросать, они более подвижные, скоростные.

– Карелин в годы выступлений любил бравировать тем, что трех приемов ему вполне хватает, чтобы побеждать.

– Ну, положим, знал он не три приема, а гораздо больше, но главное заключалось не в этом. А в том, что, работая в стойке, Саша мог делать с соперником все, что хотел. Когда я только начинал его тренировать, мне со всех сторон говорили, что я просто теряю время, когда учу тяжеловеса бороться на руках. Потому что никто из крупных и тяжелых борцов никогда на руках не боролся. Ну да, не боролся. Может, и не будет никогда бороться. А Карелин умел – у него были такие мышцы рук, которые выдерживали любую нагрузку, не забивались. Через руки он умел входить в любые захваты. Когда я это понял, то стал целенаправленно над этим работать. Это в тренерской работе и есть самое главное: увидеть в спортсмене наиболее сильные качества и развить их.

– Мне кажется, что не менее сложно помочь ученику найти мотивацию после того как он одержал главную победу своей жизни. Иначе говоря, заставить его продолжать выступления с тем же рвением, что раньше. У Власова не было такой проблемы после Игр в Лондоне и Рио-де-Жанейро?

– Она, скорее, была у Карелина после того как он стал олимпийским чемпионом во второй раз. Не сказать, чтобы проблема, скорее внутренние колебания: "Может, хватит?" Даже после первых Игр – в Сеуле – мы с Сашей обсуждали тему ухода.

– Но ведь ему тогда было всего двадцать лет?

– Тем не менее. Хотя речь у нас почти сразу зашла о том, что уходить действительно рано и стоит хотя бы попробовать выиграть второе золото. Обидно было бросать спорт, когда все только-только стало получаться. К тому же история знала немало примеров, когда борцы становились двукратными олимпийскими чемпионами. Вот после Барселоны сомнений было уже не в пример больше.

Роме проще – у него постоянно пример Карелина перед глазами. Поэтому после второй победы у него даже мыслей не было о том, чтобы закончить карьеру. Но работать с Сашей мне было легче, честно вам скажу.

– Не знаю. Мы с ним понимали друг друга с полуслова. Да и советчиков, которые всегда лучше тренера знают, как нужно тренировать спортсмена, вокруг было поменьше. Тогда они тоже были, но Карелин как-то быстро научился с этим разбираться. Он всегда очень быстро все анализировал и полностью мне доверял. Роману в большей степени свойственно подвергать все сомнению. Это, с одной стороны, нормально: у каждого спортсмена, если он постоянно выигрывает, невольно возникает ощущение, что он все делает правильно, раз уж это приносит результат. И вроде как незачем учить что-то новое. Но я, как тренер, обязан уметь заглядывать вперед. И строить работу так, чтобы к любым изменениям – неважно, касаются они правил или собственного состояния – мой спортсмен подходил во всеоружии, имел запас прочности. А вы сами знаете, что такое создание нового навыка. Такая работа не делается в один день, и она тяжелая. Поэтому, собственно, вопрос доверия столь важен. Особенно сейчас, когда до следующих Олимпийских игр остается три года и нужно успеть сделать очень многое, чтобы иметь уверенность в результате.

ВЛАСОВ МОЖЕТ БЫТЬ НЕПОБЕДИМ ЕЩЕ МНОГО ЛЕТ

– Поражение Романа в финале чемпионата мира спустя год после его первой олимпийской победы было заслуженным?

– Я вообще считаю: если ты проиграл, значит, поражение по-любому заслужено. Можно, конечно, разбирать схватку, цепляться к мелочам, но я, честно говоря, никогда не видел в этом смысла. Какая разница, был зацеп или его не было, засудили тебя или не засудили… Выходи и борись так, чтобы ни у кого вообще не возникало подобных вопросов. Не надо давать повод к себе придраться. Скажу больше: если спортсмен начинает думать о том, что его могут засудить, он уже проиграл.

– Что бы вы назвали самым сильным качеством Власова как борца?

– Умение биться. Умение настраиваться на поединок. Умение получать от этого удовольствие. Если добавить к этому должный запас прочности, Власов может быть непобедим еще много лет.

– До какого возраста, кстати, в борьбе возможен технический прогресс?

– Техника – это такая вещь, которую можно оттачивать бесконечно. Как и тактика. Я вообще считаю, что борьба – прежде всего игра с соперником. Всегда так считал, даже когда боролся сам. Соперники-то у меня были разные. В том числе и очень сильные. Во всяком случае, чемпиона мира я побеждал.

– В какой категории вы боролись?

– 78 кг. При том что сам имел вес 74. Представляете, какой была реальная разница с соперниками, которые перед взвешиваниями гоняли по пять килограммов? Мне поневоле приходилось делать упор на технику и постоянно ломать голову: за счет чего я могу выиграть? Тем более что был несколько ограничен в движениях из-за серьезной травмы – привычного вывиха плеча. Чтобы чувствовать себя на ковре увереннее, я много боролся в тренировках с теми, кто весил по 90, по сто килограммов. И ничего, бросал, даже интересно было "поутюжить" на ковре тех, кто тяжелее.

– Невольно вспоминается баскетболист Арменак Алачачан, который успешно играл с любыми соперниками при собственном росте в 174 см.

– Так и у нас в борьбе был подобный пример – Нельсон Давидян. При достаточно небольшом собственном весе он успешно боролся в полусредней и даже тяжелой категориях – выигрывал исключительно за счет технического чутья, используя не столько собственную силу, сколько биомеханику. Поэтому своим спортсменам я иногда намеренно уже в юношеском возрасте даю бороться с более тяжелыми соперниками. Тогда они и на взрослом уровне адаптируются быстро и безболезненно.

– Если сравнивать ваши тренерские эмоции от самой первой золотой олимпийской медали, которую Карелин завоевал на Играх-1988 в Сеуле, и пятой, завоеванной в Рио Власовым, насколько велика разница в яркости восприятия этих наград?

– Победа ученика на Олимпийских играх – это всегда невероятное счастье. Это не может притупиться, не может надоесть. Просто с Карелиным мне как тренеру было спокойнее. Я всегда знал, как он будет бороться, был уверен в результате и переживал только за то, чтобы не случилось травмы.

– Я никогда не спрашивала вас о том, что произошло в Сиднее, где Карелин проиграл Рулону Гарднеру. Но хорошо помню, как тяжело он шел к тем Играм. Что чувствовали тогда вы как тренер?

– Весь тот цикл мы работали отдельно от сборной, по индивидуальному плану. У Саши накопилось достаточно много травм, в том числе серьезных, и я просто боялся, что если он начнет работать наравне со всеми, то может очень легко снова травмироваться. При этом мы не пропускали никакие ответственные турниры, чтобы не терять психологическую уверенность, и могу сказать, что подошли к Играм в очень хорошем состоянии.

– Другими словами, думали исключительно о победе?

– Жеребьевка оказалась для Карелина достаточно тяжелой, поэтому никаких шапкозакидательских настроений у нас не было. Я понимал, конечно, что копится усталость, что нагрузка колоссальна, гораздо больше, чем на любом другом турнире, и что она с каждой новой схваткой только увеличивается. Но все-таки надеялся, что запаса хватит. А на финал его и не хватило. Даже не физических сил, а способности эмоционально собраться. Усталость все притупила слишком сильно.

Читайте также:  Кефир и семена льна для очистки организма

НЕУЖЕЛИ ТРЕХ ЗОЛОТЫХ ОЛИМПИЙСКИХ МЕДАЛЕЙ МАЛО, ЧТОБЫ ДОКАЗАТЬ, ЧТО Я УМЕЮ ТРЕНИРОВАТЬ?

– Всю свою спортивную жизнь Карелин не просто был капитаном команды, но искренне считал, что не имеет морального права проиграть. Поэтому так тяжело и переживал то поражение. У Власова подобное качество есть?

– Да. Благодаря этому ему и удается вытаскивать из себя на ковре все резервы, даже когда состояние не слишком это позволяет. Такие качества и делают спортсмена уникальным. С другой стороны, я, например, знаю, что для Романа проще бороться на чемпионате мира, нежели на чемпионате России. Там ему проще настроиться, да и соперники его знают в меньшей степени, чем те, с кем он постоянно пересекается на сборах.

– Почему, кстати, Роман решил пропустить послеолимпийский чемпионат Европы?

– Сейчас уже точно не скажу – не помню. Скорее всего, я мог посчитать, что на текущем этапе мне правильнее быть рядом со спортсменом, чем отпускать его на турнир одного. Похожая ситуация у нас однажды уже возникала – перед чемпионатом мира-2011 в Турции, когда меня отказались включать в сборную. Я понимал тогда, что, возможно, просто мешаю своим присутствием тем, кто там работает, что у людей свои амбиции, к тому же они могли не хотеть создавать прецедент: всех личных тренеров в команду ведь не включишь. Даже выговаривать пытались – за то, что я хочу находиться рядом со своим борцом, секундировать ему. Мне же было непонятно другое: неужели трех золотых олимпийских медалей Карелина недостаточно для того, чтобы доказать, что я вообще-то умею тренировать спортсменов?

А Ромка на том чемпионате стал, кстати, единственным, кто выиграл золото.

– Почему тогда вы не поехали с Романом на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро?

– Я мог поехать разве что в туристической группе, как ездил на самую первую Олимпиаду с Карелиным. То ужасное состояние помню до сих пор, когда ты вроде бы рядом, а не можешь ничем помочь и даже просто подойти к своему спортсмену без аккредитации, что-то ему подсказать. Плюс возраст. Я ведь весь резаный-перерезанный, одиннадцать операций было. И суставы, и позвоночник. Проделать путь из Новосибирска до Бразилии – не самое простое дело. А проделать его ради того, чтобы сидеть на трибуне… Лучше уж дома по телевизору все посмотреть.

ДЕТИ СТАЛИ ДРУГИМИ: УЖЕ НИКТО НЕ ИГРАЕТ НА УЛИЦЕ – ВСЕ СИДЯТ В СОЦСЕТЯХ

– Вы начали тренировать Карелина, когда ему было 13 лет. Власов пришел к вам в 12. Считаете этот возраст наиболее подходящим для того, чтобы начинать серьезную работу?

– В борьбе в этом возрасте дети начинают выступать в официальных соревнованиях. У меня есть два тренера, которые занимаются набором детей в школу, но сам я отбираю тех, с кем занимаюсь, не на тренировках, а на соревнованиях. Мне важно увидеть, как человек соревнуется. Если не умеет, нет никакого смысла с ним возиться – как бы хорош он ни был в тренировках. Пустая трата времени. Вот и Власова я приметил на детском турнире. Характер был виден сразу.

– И кто будет следующим в вашей чемпионской очереди?

– Пока об этом рано говорить, хотя родители приводят мальчишек в зал, свято веря, что достаточно отдать ребенка мне в группу, и он станет таким же чемпионом, как Карелин и Власов. Я даже был вынужден сделать у себя в школе открытый родительский день – по пятницам. Чтобы дать родителям возможность посмотреть, как их дети относятся к работе. Кто реально рвется к результату, а кто просто отбывает время. Могу сказать, что дети стали другими. Это не наше поколение, когда попасть на сбор и поесть досыта было счастьем. Понятно, что сейчас и жить все стали лучше, и соблазнов появляется все больше и больше. Уже никто не играет на улице – все сидят в социальных сетях.

– Эта привычка вас беспокоит?

– На спортивный результат это, безусловно, влияет, причем негативно. Главное ведь в любом виде спорта – голова. Когда она загружена информацией из интернета, человек теряет способность к анализу и самоконтролю. Он просто перестает об этом думать. Соответственно, притупляется способность концентрации. Найти парня, готового от всех этих соблазнов отказаться и самоотверженно работать, сейчас намного сложнее, чем раньше.

– Ищу. Посчитал как-то: за все годы, что работаю тренером, через мои руки прошло порядка двенадцати тысяч ребятишек.

– Как вы от всего этого отдыхаете? Рыбалка? Охота?

– Я не охотник и не рыбак. А отдыхаю на даче. Жена выращивает там всякие огурцы-помидоры, я по мере сил помогаю или у костра сижу. Вроде бы давно уже можно позволить себе не заниматься грядками, но привыкли: есть дачный участок – значит, нужно чтобы что-то на нем росло. Да и вообще надо двигаться побольше, заниматься физическим трудом. Без движения я, наверное, давно "крякнул" бы. А так даже на ковре что-то пацанам показываю…

Классификация

Обычной причиной перелома различных отделов уха является механическая травма. Как правило она происходит вследствие прямого приложения силы или может быть опосредованной. Например, при ударе в подбородок у боксеров нередко повреждается слуховой проход суставным отростком нижней челюсти.

Возникшие повреждения уха можно классифицировать:

  • По причине – возникшие вследствие удара, огнестрельного ранения, укуса.
  • По объему и локализации – травма внешнего, среднего или внутреннего отделов слухового аппарата.
  • По наличию осложнений – осложненные или неосложненные.

Классифицируют перелом ушной раковины по разным пунктам. По виду травмы:

  • укусы животного/насекомого;
  • удар/ ушиб ;
  • падение;
  • огнестрельные ранения и другие.

Степень: осложненная травма либо неосложненная.

По Международной классификации болезней (МКБ-10) поверхностная травма уха имеет код:МКБ-10-S.004.

Под травмой подразумеваются повреждения уха:

  • поверхностные раны;
  • травмированное среднее ухо;
  • травмированное внутреннее ухо.

Симптомы и причины

Причин перелома хряща уха множество. Одна из основных причин – механическая травма различного характера, а также выделяют следующие причинные факторы проблемы:

  • Ранение (огнестрельное).
  • Всевозможные механические травмы наружного слухового прохода или внутреннего.
  • Экстремальные виды спорта.
  • Отдельные серьезные заболевания, это связано с вероятностью появления осложнений.
  • Гематома, которая может возникнуть по разным причинам, включая с наличием крови на части ушной раковины.
  • Криминальные травмы.
  • ДТП.
  • Укусы.
  • Обморожения области уха.
  • Ушибы/удары.
  • Падения и другие.

Повреждениям уха чаще всего подвержены спортсмены (борьба, единоборства). У детей перелом уха происходит во время игры, драк или ДТП. Дети часто травмируют уши при попадании инородного тела в ухо, обморожении, ожогах, отгематомы или акустической травмы.

В результате этого могут возникнуть нарушения слуха, деформация уха и его любого отдела. Врач должен назначить лечение после проведения осмотра и возможных методов диагностики. Если все сделано вовремя, травма больного проходит достаточно быстро.

Перелом в области уха может затрагивать хрящевые и костные ткани. В особо тяжелых случаях травмируется среднее ухо. Однако, гораздо чаще проблема касается наружной части органа слуха, а именно слухового прохода и непосредственно ушной раковины.

Это неслучайно, ведь именно у борцов очень часто страдают уши. Такой спорт связан с многочисленными травмами и ушибами. Но перелом могут спровоцировать и случайные происшествия. К основным причинам относятся:

  • укус животного;
  • огнестрельное ранение;
  • механическая травма другого рода;
  • сильный удар, ушиб;
  • падение;
  • занятия спортом и экстремальной деятельностью.

Повредить ухо можно при падении зимой на льду, в ДТП, в драке, практически где угодно. Чтобы понять насколько серьезной является травма и произошел ли разрыв твердых тканей, нужно обратить внимание на наличие следующих симптомов:

  • резкая боль в ухе;
  • деформация ушной раковины, её разрыв;
  • ухудшение слуха;
  • головокружение;
  • гематома на месте удара.

При повреждении мягких тканей может наблюдаться кровотечение. Если был сломан слуховой проход в костной его части, будет заметна боль при движении челюстью. При затрагивании среднего уха может нарушиться целостность барабанной перепонки, сместиться слуховые косточки, возникнуть заушная гематома, шум в ушах.

Достоверно определить наличие перелома можно только при деформации элементов органа. Точную картину установит врач после осмотра и проведения рентгенографии. Обращаться за врачебной помощью необходимо в любом случае, так как существует целый ряд рисков:

  • сужение слухового прохода;
  • развитие тугоухости;
  • неправильное срастание хрящей и косточек;
  • аномалии эстетического плана;
  • занесение инфекции и т. д.

Симптоматика

Симптомы перелома уха зависят от поврежденного отдела, характера и степени повреждения. Далее мы рассмотрим все возможные проявления данной травмы, и поговорим о их симптомах в отдельности.

Ушная раковина

Перелом наружного уха встречается наиболее часто. Обычная причина – прямая травма (спортивная, криминальная, вследствие ДТП). Реже наблюдаются укушенные и огнестрельные травмы.

К признакам данного перелома можно отнести:

  • Деформация раковины, при переломе хряща уха может быть выраженной и резко изменять форму.
  • Наличие подкожной гематомы, иногда достигающей больших размеров.
  • Разрыв ушной раковины, отрыв ее частей или ее тотальный отрыв.
  • Повреждение слухового прохода обычно сочетается с видимым кровотечением из него, затруднением и болезненностью при открывании рта и жевании. Возможно снижение слуха.

Реабилитация

При повреждении барабанной перепонки посещение медицинского учреждения необходимо. Только специалист может дать полезные советы относительно дальнейшей реабилитации, чтобы избежать полной потери слуха, а также опасных последствий от травмы. Основные советы по реабилитации:

  • ограничение физических нагрузок;
  • прием назначенных антибиотиков и витаминов ;
  • бережное отношение к поврежденному органу (в том числе во время сна);
  • прием средств, ускоряющих заживление тканей. Например, чай с ромашкой, шиповником и другими лечебными травами.

Среднее ухо

Изолированное повреждение барабанной полости встречается очень редко. Обычно оно сочетается с повреждением костей черепа. Наиболее частая причина – прямое воздействие (удар твердого предмета или взрывной волны).

Признаки травмы среднего уха:

  • Шум в ухе, сопровождающийся резкой болью.
  • Снижение слуха на поврежденной стороне вплоть до полного его отсутствия.
  • Наличие крови и кровяных сгустков в слуховом проходе.

Травмы внутреннего уха

Ухо человека имеет мягкий, эластичный хрящ, который является частью ушной раковины. Этот мягкая составляющая хрящевой ткани защищает барабанную перепонку человека от любых губительных факторов и неблагоприятных воздействий.

Несмотря на его достаточно податливую структуру, ухо всё-таки можно сломать и случается это достаточно часто.

Особенно распространенными такие переломы являются в сфере спорта и контактных единоборств.

Стоит заметить, что слово «перелом» в отношении уха является достаточно условным, ведь во внешнем ухе нет костей, а ломается хрящ.

Перелом уха — это повреждение или нарушение общей целостности костных и хрящевых стенок ушной раковины. Вне зависимости от того, в каком отделе уха произошел перелом, он считается опасным для человека. Это значит, что перелом обязательно должен подвергаться лечению.

Перелом уха чаще всего встречается у борцов и боксеров, которые в ходе напряженного боя не замечают повреждения, так как боль заглушает выброс адреналина.

Приводит это зачастую к появлению гематомы и осложнениям, так как человеку не была оказана своевременная помощь.

К врачам часто обращаются и родители малышей, получивших переломы уха.

Читайте также:  Варицелла зостер лечение

Дети часто травмируются в ходе активных игр и неаккуратности. Стоит отметить, что наружный перелом ушной раковины достаточно болезненная травма и переносится ребенком тяжело.

Последствия травмы уха

Симптомы и признаки

Слуховой аппарат человека имеет три раздела уха – внешнее, внутреннее и среднее. Травму можно получить даже при незначительных ударах в область головы и ушной раковины. Чаще всего встречаются так называемые прямые травмы. Среди них:

  • Спортивная.
  • Травма вследствие ДТП.
  • Криминальная.

Реже встречаются травмы огнестрельного характера и переломы, как следствие укуса животного. Основными признаками перелома ушной раковины являются:

  1. Ярко выраженная деформация ушной раковины. При этом ухо может приобрести неестественную форму, загиб одной из частей раковины, видимое изменение здоровой структуры хряща.
  2. Разрыв ушной раковины. При этом оторванной до конца или частично может быть часть раковины. Чаще всего такая травма возникает вследствие укуса или ранения острым предметом.
  3. Гематома. У человека возникает подкожное кровоизлияние, также могут появиться скопления лимфы в области уха, при этом у пострадавшего наблюдается деформация ушной раковины.
  4. Повреждение слухового прохода. При этом у человека может наблюдаться понижение слуха, кровотечение из ушного прохода. Также пострадавший может ощущать боль при любом движении челюсти.

Сделать предварительный вывод о переломе можно по анатомической целостности ушной раковины. Если она нарушена и пострадавший чувствует боль, стоит немедленно обратиться к врачу.

На фото представлены последствия перелома уха у борцов

Симптоматика перелома уха у ребенка фактически аналогична той, которая проявляется у взрослого человека. Внимательный родитель не упустит признаки того, что их ребенок стал беспокойным и постоянно трогает поврежденное место.

К тому же перелом уха в большинстве случаев сопровождается деформацией раковины и наличием явных повреждений. Зачастую дети получают переломы при следующих причинах:

  • занятия спортом;
  • активные игры;
  • неудачное падение;
  • неосторожное обращение со спортивным инвентарем.

На самом деле причин для переломов может быть множество. Они могут быть самыми неожиданными и непредсказуемыми. Однако, едва заметив, что поведение ребенка изменилось и стало беспокойным, следует первоочередно сделать предварительный осмотр.

Признаки перелома у ребенка выглядят так:

  • покраснение уха, появление гематомы;
  • наличие кровоподтеков;
  • нарушение слуха;
  • деформация тканей хряща;
  • головокружение;
  • выделение из ушного канала жидкости или крови;
  • болезненные ощущения при движении челюсти.

Выявив наличие повреждения, не нужно тянуть. Следует приложить к пострадавшему уху что либо холодное и по возможности обработать места разрыва перекисью водорода. Только после этих несложных манипуляций нужно отправляться в клинику.

Лечение

Лечение перелома уха предполагает, в первую очередь, восстановление целостной структуры ушного хряща. Делается это посредством хирургического вмешательства.

Если повреждение было незначительным, то восстановление не занимает много времени и сил. На заживление также уходит небольшое количество времени.

Если травма была достаточно обширной, и пациент потерял фрагмент или целую часть ушной раковины, то врач пытается её восстановить и пришить обратно. Главное, при получении подобной травмы, не растеряться и сохранить утерянную часть в целости и сохранности.

Для этого необходимо взять часть уха и положить его в чистую влажную тряпку или по возможности обложить льдом. В течение 8-10 часов целостность уха легко можно восстановить.

При повреждении среднего уха лечение больного проходит в условиях стационара. Происходит тщательная обработка поврежденного участка и наложение стерильной повязки. Врач проводит ревизию больного уха, чтобы удалить скопившуюся жидкость, кровь.

В дальнейшем пациент принимает по курсу противовоспалительные средства и антибиотики. Промывка уха в данном случае не предусматривается.

При повреждении внутреннего уха требуется срочная рентгенография уха, которая позволит установить наличие или отсутствие внутреннего кровотечения. После остановки крови путем тампонады, пациенту делают повязку.

Лечение предполагает прием антибиотиков, мочегонных препаратов, которые позволяют уменьшать отек и проводится профилактика неврологических отклонений.

Первая помощь

Первая помощь при переломе предполагает оперативность и четкую спланированность действий. Во-первых, нужно сделать все, чтобы паника пострадавшего была предотвращена. Во-вторых, необходимо оценить масштабность полученных повреждений.

Если они незначительны, так как вы заметили небольшие открытые раны и гематомы, то следует обработать их антисептиком или любым другим раствором, который позволит уничтожить инфекцию. Чтобы оценить реальную угрозу здоровью, пациента отправляют к доктору на осмотр.

Если вы стали свидетелем серьезного разрыва ушной раковины или полной её потери, то следует предотвратить возможные последствия болевого шока. Если пострадавший потерял сознание.

, то необходимо привести его в чувства. Это можно сделать при помощи нашатырного спирта или небольшой количества воды.

Далее на ухо накладывают стерильную повязку, а оторванную часть помещают в сухую чистую тряпку или банку со льдом.

После оказания квалифицированной медицинской помощи, пострадавшему необходимо делать все для того, чтобы вновь не травмировать сломанное ухо.

На период лечения лучше ограничить занятия активными физическими упражнениями.

Дополнительно можно осуществлять прием витаминов и препаратов, ускоряющих заживление раны и хряща. Также можно пить чай, заваренный на шиповнике и ромашке и других лечебных травах, они успокаивают и помогают хорошо заживать тканям.

Не следует предпринимать каких-либо серьезных действий самостоятельно, так как это может навредить человеку. Ни в коем случае нельзя пытаться лично накладывать швы или делать тугую перевязку уха.

После полного выздоровления, больному рекомендуется некоторое время наблюдаться у доктора, чтобы исключить возможность появления нежелательных последствий.

Осложнения

При должном уходе и лечении при переломе — прогноз к выздоровлению благоприятный. Однако, не исключается и возможность возникновения осложнений.

Так, несвоевременное оказание помощи может привести к инвалидности человека. Сюда входят не только частичная и полная потеря слуха, но и ряд неврологических заболеваний.

Неправильное лечение внутренних повреждений способно нанести существенный вред здоровью. В некоторых случаях возможен летальный исход. Он наступает при запущенном заражении, которое не было устранено вовремя, что дало осложнения на другие части слухового аппарата и мозга.

Перелом внутреннего уха встречается при сильном ударе, падении с высоты на голову или огнестрельном ранении. Нарушение целостности пирамиды височной кости обычно сочетается с переломом других костей черепа, позвоночника или шеи. Данное повреждение относится к тяжелым и является опасным для жизни.

Признаки повреждения внутричерепного отдела уха:

  • Бессознательное состояние больного в момент травмы.
  • Истечение из слухового прохода крови и спинномозговой жидкости.
  • Гематомы в области век и конъюнктивы.
  • Возможна подкожная эмфизема лица и носа (проникновение атмосферного воздуха), ведущая к его деформации.
  • В дальнейшем появляется разнообразная неврологическая симптоматика – признаки повреждения мозговых структур и отека мозга, вестибулярные нарушения.

Данные повреждения могут привести к развитию менингита, энцефалита, абсцесса мозга, кровотечению из мозговых синусов и другим крайне тяжелым осложнениям.

Прогноз

Прогноз зависит от степени и уровня полученных повреждений.

Последствия перелома уха могут варьировать от легкой деформации ушной раковины до тяжелых неврологических нарушений и полной потери слуха при переломах костных структур внутреннего уха. Возможен даже летальный исход.

Последствия перелома уха

Для избегания осложнений и инвалидности при любой травме уха необходима срочная доставка больного в медицинское учреждение для осмотра специалистом и оказания квалифицированной медицинской помощи.

«Честно говоря, я очень хотел ухо сломать, классе в седьмом-восьмом это случилось», — рассказывал мне во время интервью боец ММА Расул Мирзаев.

«Мы стоим, нас двое и их двое. Ну и я понимаю: про меня можно подумать, что просто здоровый парень, но Артем-то* — на поломанных ушах, сразу видно, что не математикой пацан занимается, а они все равно бычат», — говорил один боец UFC о начинающейся драке (*имя друга изменено).

В английской Википедии есть статья Cauliflower ear (Cauliflower — цветная капуста, ear — ухо), там рассказывают, что заметные повреждения ушной раковины чаще всего встречаются у борцов, игроков в регби и посетителей опиумных домов из-за долгого лежания на твердой поверхности.

Про сломанные уши борцов шутят в комедийных программах, борцы часто считают это знаком отличия, «не борцы» — оберегом, а в инстаграме можно найти около 15 аккаунтов, где предлагают сломать ухо за 1000 — 1500 рублей.

Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров написал владельцам нескольких страниц, найденных по запросу «ломаю уши». Почти все отказались от комментариев. Специалист по ломке ушей из Гудермеса сказал, что интервью не дает, ломает уши с помощью руки, а обучающее видео готов прислать за тысячу рублей.

На телефонный разговор согласился мужчина из Махачкалы:

— У меня своя техника, которую я не разглашаю. Слышал, что ломают ложками, рукой, плоскогубцами, кто-то дверным проемом, по-разному абсолютно. У меня все очень аккуратно.

— Как вы сами думаете, зачем это нужно людям — чтобы выглядеть опаснее?

— Да, наверное. Есть ребята, которые занимаются борьбой и хотят, чтобы это было заметно. Есть те, кто 10-15 лет ходит на борьбу, а уши не поломаны вообще. Им хочется как-то соответствовать статусу борца, и они приходят.

— А вы в Махачкале работаете?

— Да. Я травматолог, у меня медицинское образование, все быстро, стерильно и анонимно на 100%.

— То есть никто не узнает, что человек сломал ухо специально?

— Само собой, потому что почти всем это не нужно, на Кавказе это как-то не приветствуется.

— Как часто обращаются?

— От двух до десяти человек в день.

— Что вы считаете хорошо сломанным ухом?

— Хорошее, плохое — понятия относительные. Мое дело сломать, а спрос рождает предложение.

Я осуществляю перелом хряща в безопасном месте, там, где это никак не повлияет на качество слуха и не коснется той части уха, куда, например, вставляется наушник. То есть функциональность никак не нарушится.

Местная анестезия, ставлю укол между кожей и хрящом, никакого вреда для здоровья. Я вообще занимаюсь пластикой и коррекцией ушей, то есть могу и исправлять последствия переломов.

— Если к вам придет 13-летний мальчик, который ходит на борьбу…

— Нет, ни в коем случае, приходят от 16 и старше, и то приходят с отцами, дядями, старшими братьями.

— Может прийти парень, по которому видно, что он максимум два месяца ходит на борьбу?

— Бывает, да. Приходят те, по кому видно, что борьбой почти не занимался, но хочет выглядеть соответствующе.

— Было такое, чтобы русские обращались?

— Редко, но бывает и такое. Ко мне и из других городов приезжают.

«Честно, я про это только в интернете читал в виде баек, — рассказывает практикующий в Москве врач Валентин Беляевский. — Например, я какое-то время работал в серьезном бойцовском клубе в Чеченской республике, и там ко мне никто ни разу не обращался с просьбой сломать ухо. Скорее я такое видел у своих одноклассников, когда в Ростове учился. У нас были ребята, которые занимались борьбой, и, если они ломали уши, старались не носить шапки или надевать их так, чтобы было видно сломанное ухо. Когда работал в Грозном, там никто не обращался, даже если действительно было повреждение, у бойцов ММА это считалось какой-то совсем проходной травмой».

Читайте также:  Импрессионный перелом латерального мыщелка бедренной кости

Чемпион мира по вольной борьбе (1997 год) Курамагомед Курамагомедов посмеивается, когда ему предлагают обсуждать сломанные уши борцов: «Вот, например, если вы себе сломаете, будете опасно выглядеть среди журналистов, но все равно у борцов все всех знают. Знают, кто и где боролся, кто ездил на мир, кто на Европу…»

— Помните, как вы сломали в первый раз?

— Я думаю, что вообще ни один борец такого не помнит. Наверное, году в 96-97-м (Курамагомедов 1978 года рождения. — «Матч ТВ») еще по молодежи или по юношам боролся. В основном травмируешь ухо во время борьбы в стойке: срыв захвата какого-то, или в бедро упираешься. Сначала не так больно, а ночью сложнее, не можешь повернуться на этот бок, кровью снова наливается.

И вот в тот период они как-то так поломались так, что уже места не осталось живого, а потом не беспокоили.

28-летний боец ММА Алексей Махно (18 побед, 7 поражений) рассказывает примерно то же самое: «Я впервые получил такую травму, когда мне было где-то 22 года. Делал проход в ноги и воткнулся в тазовую кость. Услышал такой щелчок, и стало горячо в районе уха. Странное ощущение, не понимаешь, что случилось, но чувствуешь: такое тепло появляется. Подходишь к зеркалу и видишь, что у тебя ухо разбухает, как будто воду в целлофановый пакет наливают, и он расправляется. И вот я пробовал считать, сколько раз ломал уши. Закончил на цифре 33 или 34, но что интересно, все травмы я получил в течение нескольких месяцев. Вроде подзажило, а потом раз, и опять надо откачивать. Но это происходит будто до определенного момента, а потом уже, наверное, нечему ломаться. В последние пять лет у меня ни разу не было, чтобы ухо повреждалось.

На YouTube легко найти подборку, где про сломанные уши говорят бойцы UFC. «Это выглядит по-уродски, но девушки могут ходить за вами только из-за борцовских ушей», — говорит Олимпийский чемпион по вольной борьбе и чемпион UFC в наилегчайшем весе Генри Сехудо. Йоанна Эджейчик признается, что боялась начинать тренировки по ММА, потому что можно сломать уши во время борьбы. Рафаэль Дос Аньос рассказывает, что сломал уши в 14 лет, и у тех, кто занимался джиу-джитсу, это считалось хорошим знаком. Или вот Мэтт Браун рассказывает, что в больнице с его ухом возились два часа и превратили это в подобие операции.

«Когда у меня такие травмы были, я лечился сам, просто спрашивал у ребят с опытом, что делать: помылся, обработал руки и ухо перекисью и убираешь кровь шприцом. Оно раздувается, как слива, ты втыкаешь шприц, откачиваешь кровь. Потом поводил еще там иглой, чтобы шприц побольше собрал, повязку тугую наложил, и нормально», — говорит боец ММА Алексей Махно.

«С точки зрения медицинской терминологии нет диагноза «перелом уха», — продолжает спортивный врач Валентин Беляевский. — То, что происходит с ушами, называется «ушиб мягких тканей» или «травма ушной раковины». По сути раковина — это хрящ, обтянутый кожей, и при травме мы получаем либо ушиб мягких тканей, либо деформацию хряща. В других мягких тканях хорошо развита система дренажей, и сгусток крови, который образуется после ушиба, может рассосаться по лимфатической системе. А раковина так устроена, что там нет никаких лимфатических протоков и сгусток крови никуда не девается. Кровь перерождается и превращается в соединительную ткань. Получается то, что мы видим у борцов со стажем.

Если нужно, чтобы ухо стало таким, как раньше, то нужно сначала эвакуировать кровь из места повреждения. Часто показывают, что кровь удаляют шприцом. Это доступный способ, но не совсем хороший: кровь все равно будет поступать в поврежденную зону в течение суток. Плюс если травме больше 24 часов, кровь уже будет похожа на желе, и вы не сможете убрать кровь шприцом. Лучше делать насечки скальпелем, устанавливать дренаж и накладывать тугую повязку, создающую компрессию. Потом покой на пару недель, и тогда ухо будет выглядеть как раньше. В США я видел специальные приспособления для этого — подобие щипцов в форме ушной раковины, и они как бы фиксируют ухо с двух сторон, чтобы кровь повторно не натекла туда.

Проблема в том, что с переломом кости ты бороться точно не сможешь и дашь ей спокойно зажить, а с поврежденными ушными раковинами спортсмены, как правило, опять идут на ковер: травма относится к косметическим. И раковина так и не заживает до конца. У нас в теле есть разные хрящи по свойствам: например, в коленных суставах — гиалиновые. Они очень плохо регенерируют. В ушной раковине хрящ совсем другой, и он нормально восстанавливается. Если давать ему покой.

В теории такая травма может привести к снижению слуха за счет сужения слухового прохода. Можно рассмотреть вероятность, что сгусток крови воспалится, но это на уровне предположения, такие случаи крайне редки. Хотя я бы все равно при гематомах старался кровь эвакуировать».

— У нас ребята по-разному лечили, — рассказывает борец Курамагомедов. — После тренировки ухо опухает, выкачиваешь кровь, ночью снова опухает, бывает больно спать, вообще ночь не спишь почти. Приходится бинтом заматывать плотно, чтобы снова не набегало. Кто-то мазями мажет, кто-то что-то твердое подкладывает под повязку, чтобы ровное ухо было: копейку, два рубля, 10 рублей положишь — вроде лучше. Бывало, что в сам слуховой канал вату заталкивали, чтобы его не затянуло, но я не знаю таких случаев, чтобы ухо настолько опухло. Самое главное, чтобы покой был, но покой почти никто не дает, все идут тренироваться. Вот ты, например, готовишься к чемпионату мира, и тут тебе скажут, что из-за уха надо 10 дней не бороться.

— Объясните, почему вы не надеваете защиту? В США, например, постоянно можно увидеть у борцов на тренировках подобие наушников.

— У меня была такая защита, как раз покупал в США и пробовал бороться. Во время тренировок эти наушники тоже могут очень сильную боль приносить, когда в какие-то захваты попадаешь. Как я понял, нужно очень точно размер подбирать, но они все равно цепляются за уши, за подбородок и не спасают. Я поборолся и понял, что нет смысла. Сильно затянешь — тебя душит, слабо — соскальзывает и, одним словом, неудобно.

Мастер спорта по борьбе Дмитрий Смоляков какое-то время занимался борьбой в США и рассказал про защиту ушей: «В Америке, пока ты выступаешь на школьном и студенческом уровне, соревнования обязательно проходят именно в такой защите. Могу сказать, там многие тоже не в восторге от этого, потому что сами наушники очень громоздкие, застегивать их надо очень плотно, настолько, что кажется, будто они тебя поддушивают, и это все равно не дает защиту на 100%. Обычно если до соревнований есть время, то на тренировках все тоже борются без этого приспособления, а ближе к турнирам тренер уже заставляет всех бороться в защите, потому что к ней тоже надо привыкать».

«Чаще всего уши ломаются в каких-то захватах, — рассказывает боец ММА Махно. — У тайцев в Таиланде можно увидеть сломанные уши, потому что у них очень много борьбы в клинче, и там такие ситуации возникают. Но хрящи повреждаются именно при каких-то борцовских элементах: при скручиваниях, или если ты в таком положении, когда твое ухо плотно прижато к сопернику, к тазу, к плечу, а потом вы резко скручиваетесь, меняете положение. От удара я такой травмы не получал — был в жестких разменах, пропускал по ушам и руками, и ногами, и коленями. Синяки остаются, но именно вот такого, чтобы от удара ломался хрящ, на моей памяти не было.

По болевым ощущениям это как выбитый палец, ничего особенного нет. Но впоследствии это вносит дискомфорт в тренировочный процесс, если ты пропускаешь удар в ту область, боль очень резкая, как будто тебя битой ударили».

Курамагомед Курамагомедов рассказывает, что за всю карьеру не встречал ни одного борца, кто ломал бы себе ухо специально, хотя шутки на эту тему слышал много раз:

— Сломанное ухо вообще по-разному можно воспринимать. Вот 90-е годы — никто не знает, каким ты спортом занимаешься, а ухо поломал — уже понятно, что ты борец, что в зале не один год провел. Или бывает куда-то за границу летишь: в Иран, в Турцию, в Болгарию, в США, видишь человека с таким ухом, уже понимаешь, что это свой человек, скорее всего, борьбой занимался, у вас уже точно будут общие знакомые, будет о чем поговорить, человек тебе поможет.

С другой стороны, знаю, что у молодых наоборот бывает, ухо сломал, начинает наглеть, обижать кого-то, это неправильно. Я считаю, наоборот: на тебе больше ответственность лежит после этого. Или, например, видят — у тебя поломанное ухо, думают: «Ну все ясно, это спортсмен». Хотя я и в школе на пятерки учился и университет с красным дипломом закончил, так что это не всегда так работает.

Сан Саныч Карелин — у него уши сохранились — нам вообще объяснял, когда приезжал на мастер-классы, что очень большое внимание уделяет тому, чтобы уши разогреть. Что надо их как следует массировать всегда, потому что там очень много разных рецепторов находится, которые помогают разным нашим органам. И он очень долго разогревает, разминает уши.

Но сложно всегда так делать, все равно бывает, что где-то без разминки поборешься. На пляже с кем-то встретились, поборолись немного. Или наоборот, в Красноярске походил по улице, замерз, зашел в зал и до конца не разогрелся, начал бороться.

Алексей Махно рассказывает про неудобства: «У меня сейчас обычные наушники, которые, например, идут с iPhone, не вставляются в уши или не держатся. Раньше нормально было. Я ношу либо накладные, которые сверху надеваются, либо покупаю спортивные, у которых есть набор насадок. Беру самую маленькую силиконовую затычку, чуть больше ушной палочки, и вот наушник с такой накладкой еще может поместиться.

Родители говорят: «Карьеру закончишь, можно будет пластику сделать, привести уши в порядок», а я вообще по-другому на это смотрю. Для меня мои поломанные уши — это моя гордость, и я точно ничего такого делать не буду. Мне кажется, так у многих ребят. Это часть образа, часть того, что я делаю, часть ремесла».

«Я знаю, что девчонки могут за это переживать, бывает, что волосами закрывают, — говорит Курамагомед Курамагомедов. — А среди ребят вообще никого не знаю, кто бы пластику себе делал, исправлял что-то. Если ты борец, ты все равно по жизни будешь заходить на тренировки и бороться. А ухо как сломалось обычно, так уже и остается дальше, и ничего с ним не происходит».

Ссылка на основную публикацию
Флюорография туберкулез легких фото
Туберкулез - это заболевание, которое для многих звучит как приговор. Другие считают, что эта болезнь возникает только у неблагополучных людей....
Упражнения на галифе в тренажерном зале
К сожалению, галифе на бедрах бывают не только в виде периодично входящих в моду брюк, но и виде жировых отложений....
Упражнения от солей на шее
В результате нарушения обменных процессов, в сочетании с излишней массой тела происходят патологические изменения в структуре костной ткани позвоночника. Хрящевые...
Фокусированная ультразвуковая абляция миомы матки
На сегодня основным способом лечения миомы матки является хирургическая операция. И, хотя возможности хирургии давно расширились в связи с внедрением...
Adblock detector